Морис Леблан. Черная жемчужина



Ее муж тут пробормотал:
- Это, может быть, к доктору.
И действительно, чей-то голос спросил:
- К доктору Харелю... На какой этаж?
- На третий, налево. Но доктор не принимает по ночам.
- Придется ему побеспокоиться.
Вошедший проник в вестибюль, поднялся на первый этаж, на второй, и, даже не задержавшись перед дверью доктора Хареля, продолжал подъем до пятого. Там он попробовал два ключа. Один из них привел в действие замок, другой - второй, страховочный засов.
"Прекрасно,- пробормотал он,- дело значительно упрощается. Но вначале надо обеспечить себе отступление. Поглядим... Достаточно ли у меня остается времени, чтобы и позвонить к доктору, и завершить с ним разговор? Погодим... Еще немного терпения..."
Минут через десять он спустился и постучал в стекло ложи, поругивая врача. Ему открыли входную Дверь, которую он за собой захлопнул. Но она не закрылась; человек успел быстро приложить к язычку замка железную пластинку, чтобы тот не вошел в гнездо.
И он бесшумно вернулся обратно, без ведома консьержки. На случай тревоги бегство было обеспечено.
Не торопясь, он снова поднялся на пятый этаж. В передней, при свете электрического фонарика, положил на стул пальто и шляпу, сел на другой стул и натянул на ботинки толстые фетровые носки.
- Уф, дело сделано... Причем - без особого труда... Иногда задумываешься -почему не каждый избирает такое простое ремесло взломщика? Немного ловкости, сообразительности - и ничего приятнее на свете не может быть. Ремесло, не требующее труда... Профессия для отца семейства... Слишком даже удобная... Это становится скучным...
Он развернул подробный план квартиры.
- Вначале надо сориентироваться. Вот это - прямоугольник прихожей, в которой я нахожусь. Со стороны улицы - гостиная, будуар и столовая. Ходить в ту сторону - время терять; у графини, судя по всему, никудышний вкус, ни одной ценной безделушки там не может быть... Следовательно, прямиком к цели... Ах! Вот она, трасса коридора, ведущего к комнатам. На расстоянии трех метров должна встретиться дверь встроенного платяного шкафа, который сообщается с комнатой хозяйки.
Он сложил свой план, погасил фонарь и двинулся по коридору, считая на ходу:
- Один метр... два метра... три метра... А вот и дверь... Все устраивается отлично... Простая задвижка, небольшая задвижка отделяет теперь меня от комнаты; более того, я знаю точно, что эта задвижка находится на высоте в метр сорок три от пола... Так что, путем легкого надреза, который сейчас и будет сделан, мы от нее избавимся...
Он извлек из кармана необходимые инструменты, но вдруг остановился.
--А если, по чистой случайности, задвижка не заперта?.. Надо все-таки попробовать... Дело стоит того... Он повернул ручку запора. Дверь открылась.
- Мой милый Люпэн, счастье тебе решительно улыбается. Чего тебе еще надо? Ты знаешь топографию местности, на которой предстоит действовать. Тебе известно место, где графиня прячет черную жемчужину... Следовательно, чтобы черная жемчужина перешла в твое владение, надобно самое простое -- быть тише, чем сама тишина, невидимее, чем самый мрак...
Арсен Люпэн потратил еще полчаса на то, чтобы открыть вторую, застекленную дверь в еще одну комнату. Но сделал это так осторожно, что даже если бы графиня не спала, никакие подозрительные шорохи не могли бы ее потревожить.
По указаниям того же плана, оставалось обойти по контуру стоявший там шезлонг. Дальше было кресло, затем - столик возле кровати. На столике находилась шкатулка с бумагой для писем, в ней - коробочка и запросто положенная в эту коробку черная жемчужина.
Он растянулся на ковре и ползком двинулся по контуру шезлонга, вперед. Но, дойдя до конца, остановился, чтобы унять биение сердца. Не чувствуя никакого страха, он не мог, однако, справиться с той безотчетной тревогой, которую испытываешь в чересчур полной тишине. Это его неизменно удивляло, ибо ему случалось без волнения переживать и более опасные минуты. Ничто ему теперь не грозило; почему же сердце билось, словно колокол набата в час беды? Неужто его волновала спящая женщина, чужая жизнь, столь близкая теперь к его собственной?
Прислушавшись, он уловил, как ему показалось, размеренное дыхание. Это успокоило его, словно дружеское присутствие.
Он нащупал кресло; затем, чуть заметными движениями, подполз к столику, прощупывая мрак протянутой рукой. Пальцы правой встретили ножку столика.
Наконец-то! Оставалось лишь подняться на ноги, взять жемчужину и уйти. К счастью - ибо сердце принялось снова скакать в груди, как охваченный ужасом зверек, да с таким шумом, что графиня не могла в конце концов не пробудиться.
Отчаянным усилием воли Люпэн заставил его угомониться; но, в ту самую минуту, когда он пытался подняться, левая рука наткнулась на ковре на предмет, в котором он опознал опрокинутый подсвечник; и тут же появился второй, будильник, один из тех небольших дорожных будильников, которые заключают в кожаные футляры.
Что это? Что тут произошло? Он был не в силах понять. Подсвечник... Будильник... Почему эти вещи не были на обычном месте? Что же происходило в этой пугающей тьме?
И вдруг у него вырвался крик. Он коснулся... Ох, этот странный, неподвижный предмет! Неназываемый! Нет, нет, страх замутил его разум. Двадцать секунд прошло, тридцать; он застыл в неподвижности, в ужасе, на висках у него выступил пот. А пальцы все еще хранили ощущение того прикосновения.
Сделав над собой отчаянное усилие, он опять протянул руку. Пальцы снова прикоснулись к тому предмету, странному, непроизносимому. Он его ощупал. Заставил руку, чтобы она все ощупала и отдала ему отчет. Это были волосы, лицо... Холодное, почти ледяное...
Как ни была бы ужасна действительность, человек, подобный Арсену Люпэну справляется с ней, как только ее осознает. Он мгновенно привел в действие выключатель своего фонаря. Перед ним, залитая кровью, лежала женщина. Страшные раны обезображивали ее шею и плечи. Люпэн наклонился и внимательно осмотрел ее. Она была мертва.
"Мертва, мертва",- повторил он в оцепенении. Он глядел на остановившиеся зрачки, искаженный гримасой рот, мертвенно-бледную кожу, на кровь, потоки крови, разлившиеся по ковру и медленно застывавшие в густой черноте.
Выпрямившись, он повернул выключатель, и комната наполнилась светом. Стали видны следы яростной борьбы. Постель была в полнейшем беспорядке, одеяло и простыни сорваны с места. На полу - подсвечник, дальше - будильник, стрелки показывали одиннадцать часов двадцать минут; затем, еще дальше, опрокинутый стул, и повсюду - кровь, лужи крови.
- А черная жемчужина? - прошептал он. Шкатулка для бумаги стояла на месте. В ней лежал и футляр. Но он был пуст.
- Тьфу ты!- сказал он себе,- ты рано похвастался везением, мой друг Арсен Люпэн... Графиня убита... Черная жемчужина исчезла... Положение не из блестящих! Надо сматывать удочки, иначе у тебя могут быть большие неприятности. Он не сдвинулся, однако, с места.
- Сматывать удочки? Другой бы, конечно, сразу же их и смотал. А как должен поступить Люпэн? Нет ли лучшего варианта? Давай продумаем все по порядку. В конце концов, твоя совесть спокойна. Поставь себя на место полицейского комиссара, который должен провести следствие... Да, но для этого нужны более ясные мозги... А мои в таком состоянии...
Он упал в кресло, обоими кулаками стиснув пылающий лоб.
Дело на авеню Ош - одно из тех, которые более всего заинтриговали нас в последнее время, и я бы его, разумеется, не коснулся, не придай ему участие Арсена Люпэна совсем особое освещение. Об этом участии мало кто тогда подозревал. Никто, тем более, не знает об этом полной и весьма интересной правды.
Кто не знал столь часто встречавшуюся в Булонском лесу Леонтину Залти, бывшую певицу, супругу и вдову графа д'Андийо, ту самую Залти, роскошь которой ослепляла Париж лет двадцать тому назад, ту графиню д'Андийо, чьи бриллиантовые и жемчужные украшения принесли ей европейскую известность? Говорили, что на своих роскошных плечах эта женщина носит сейфы многих банкирских домов, вместе с золотыми приисками многих австралийских компаний. Самые прославленные ювелиры работали на Залти точно так же, как в былые времена - на королей и королев.
И кому не памятна катастрофа, поглотившая все эти богатства! Банкирские дома, золотые копи - раскрывшаяся бездна краха поглотила все. От чудесной коллекции, раскиданной по всему свету на торгах, осталась только знаменитая черная жемчужина. Черная жемчужина! То есть целое состояние, если бы она захотела ее продать.
Графиня этого не пожелала. Она предпочла ограничивать себя, жить в простой квартире со своей компаньонкой, своей кухаркой и одним слугой, не расставаясь с этой удивительной драгоценностью. У этого была причина, которую она не боялась признать: черная жемчужина была подарком императора! И она, почти разоренная, принужденная вести самое скромное существование, оставалась верной подруге своих лучших дней.
- Пока жива, я с нею не расстанусь, - говорила она.
С утра до вечера она носила жемчужину на шее. Ночью - клала в место, известное ей одной.
Эти подробности, пересказываемые газетами, возбуждали любопытство. И странное дело, понятное, однако, тем, кто знал разгадку,- именно арест предполагаемого убийцы углубил тайну и усилил всеобщее волнение. Через день, действительно, газеты разнесли следующую новость:
"Нам сообщают об аресте Виктора Данегра, слуги графини д'Андийо. Полученные против него улики носят исчерпывающий характер. На люстриновом рукаве его ливрейной куртки, которую г-н Дюдуа, начальник Сюрте, обнаружил в его мансарде, под матрацем, найдены пятна крови. Кроме того, на куртке недоставало пуговицы, обшитой тканью. Так вот, эта пуговица в самом начале следствия обнаружена под кроватью жертвы.
Представляется вероятным, что после ужина Данегр, вместо того, чтобы удалиться в свою мансарду, пробрался в каморку для платьев и оттуда, через застекленную дверь, увидел, куда графиня прячет жемчужину.
Это предположение, надо сказать, до сих пор не подкреплено никакими доказательствами. В любом случае, неясным остается еще один момент. В семь часов утра Данегр посетил табачную лавку на бульваре Курсель: вначале -консьержка, затем - продавщица лавки это засвидетельствовали. С другой стороны, кухарка графини и ее компаньонка, обе - спящие в конце коридора, утверждают, что в восемь часов, когда они вставали, двери прихожей и двери кухни были заперты двойным поворотом ключа. Служа более двадцати лет у графини, эти две женщины остаются вне любых подозрений. И возникает вопрос, каким образом Данегр сумел выйти из квартиры. Изготовил ли он для себя второй ключ? Следствие должно прояснить эти противоречивые обстоятельства".
Следствие ничего не прояснило, совсем наоборот. Стало известно, что Виктор Данегр был опасным рецидивистом, алкоголиком и развратником, для которого удар ножом был простейшим делом. Но дело, чем глубже его изучали, казалось, погружалось во все более непроницаемые потемки, во все более необъяснимые противоречия.
Вначале некая мадемуазель де Синклев, кузина и единственная наследница жертвы, объявила, что за месяц до смерти графиня рассказала ей в письме, каким образом она прячет черную жемчужину. На следующий день после получения письма она обнаружила его исчезновение. Кто бы мог его украсть?
Со своей стороны, консьержи рассказали, что открыли дверь человеку, который поднимался к доктору Харелю. Обратились к доктору. Никто к нему не звонил. Кем же был незнакомец? Сообщником?
Эта версия - о наличии соучастника - была подхвачена прессой и публикой. Ганимар, старый главный инспектор Ганимар ее отстаивал, и не без оснований.
- Тут пахнет Люпэном,- говорил он следователю.
- Ну вот! - возражал тот,- вы видите его повсюду, вашего Люпэна!
- Я вижу его повсюду, потому что он повсюду и есть.
- Скажите лучше - вы видите его каждый раз, когда что-нибудь представляется вам неясным. Вообще же, говоря о фактах, отметим следующее: преступление было совершено в одиннадцать часов двадцать минут вечера, как показывает будильник, а ночной визит, о котором объявили консьержи, состоялся лишь в три час утра.
Правосудие часто подчиняется убеждению, подгоняющему события к первому объяснению, которое было им дано. Преступно" прошлое Виктора Данегра, рецидивиста, пьяницы и распутника, ока зало свое воздействие на следователя и, хотя ни единое ново' обстоятельство не опровергло два или три первоначально открытых, не вписывавшихся в версию факта, ничто не смогло его более поколебать. Он закрыл следствие. Несколько недель спустя начались дебаты в суде.
Они оказались трудными и затянулись надолго. Председатель вел их без воодушевления. Прокурор нападал без особой решимости. В таких условиях адвокату Данегра выпала удачная игра Он указал пробелы и противоречия в следствии. Не было ни одного вещественного доказательства. Кто изготовил ключ, столь необходимый ключ, без которого Данегр, после своего ухода, не сумел бы запереть на два оборота двери в квартире? Кто видел этот ключ и что стало с ним потом? Кто видел нож убийцы и что с ним стало?
- И, во всяком случае,- заключил адвокат,- докажите, что именно мой клиент убил. Докажите, что кража и убийство - не дело рук того таинственного персонажа, который пробрался в дом в три часа утра. Часы остановились в одиннадцать двадцать, скажете вы. И что из того? Разве нельзя поставить стрелки часов на время, которое вас устраивает? Виктор Данегр был оправдан.
Он вышел из тюрьмы в одну из пятниц, к концу дня, исхудавший, упавший духом после шести месяцев одиночки. Следствие, одиночество, суд, совещания присяжных - все это вселило в него болезненный страх. По ночам его преследовали ужасные кошмары, ему снился эшафот. Он весь дрожал от ужаса и нервной горячки.
Под именем Анатоля Дюфура он снял небольшую комнату на вершине Монмартра и стал жить случайными заработками, поденничая то тут, то там.
Жалкое существование! Трижды взятый на работу тремя различными хозяевами, он был узнан и тут же уволен.
Частенько Данегр замечал, либо ему мерещилось, что за ним следят какие-то люди, служащие, конечно в полиции, которая не отказалась от намерения завлечь его в какую-нибудь ловушку. И он заранее чувствовал чью-то грубую руку, которая хватала его за ворот.
Однажды вечером, когда он ужинал у кабатчика в своем квартале, кто-то устроился напротив него. Эта была личность лет сорока, в черном сюртуке сомнительной чистоты. Сосед по столику заказал суп, овощи и литр вина.
Разделавшись с супом, он повернулся к Данегру и вперил в него долгий взгляд.
Данегр побледнел. Этот человек наверняка был одним из тех, которые выслеживали его на протяжении долгих недель. Чего он от него хотел? Данегр пытался было встать. Но не смог. Ноги под ним подкашивались.
Незнакомец налил себе вина и наполнил стакан Да негра.
- Выпьем, приятель? Виктор пробормотал:
- Да... да... За Ваше здоровье, приятель...
- И за Ваше, Данегр! Бедняга вздрогнул:
- Я!.. Я!.. Да нет же, клянусь...
- Клянетесь - о чем? Что Вы - не Вы? Не слуга графини?
- Какой слуга? Меня зовут Дюфур. Спросите у хозяина.
- Дюфур, Анатоль,- конечно, для хозяина; но Данегр - для правосудия, Виктор Данегр.
- Неправда! Это неправда! Вас обманули!
Незнакомец вынул из кармана визитную карточку и протянул ее Данегру. Тот прочитал:
"Гримодан, бывший инспектор Сюрте. Конфиденциальные сведения".
Его охватила дрожь.
- Значит Вы - из полиции?
- Теперь уже нет, но это ремесло - в моем вкусе, и я продолжаю трудиться в нем... более продуктивным способом. Время от времени попадаются золотые делишки... подобные Вашему.
- Моему?
- Да, Вашему, это - исключительное дельце, если Вы проявите желание пойти в нем навстречу.
- А если не проявлю?
- Придется. Вы попали в положение, в котором не можете ни в чем мне отказать.
Туманная догадка начала проясняться в голове Данегра. Он спросил:
- В чем дело? Говорите.
- Хорошо, не будем тянуть. В двух словах: меня послала мадемуазель де Сэнклев.
- Де Сэнклев?
- Наследница графини д'Андийо.
- И что же?
- Так вот, мадемуазель де Сэнклев поручила мне потребовать, чтобы Вы вернули ей черную жемчужину. - Черную жемчужину?
- Которую Вы украли.
- Но у меня ее нет!
- Она у вас.
- Если бы она была у меня, я был бы убийцей.
- А вы и есть убийца. Данегр попытался засмеяться.
- К счастью, добрый господин, уголовный суд пришел к другому мнению. Присяжные единогласно - вы меня слышите?- единогласно признали мою невиновность. И если за тобой чистая совесть и уважение двенадцати достойных граждан...
Бывший инспектор схватил его за руку.
- Оставим, любезный, болтовню. Слушайте внимательно и взвешивайте мои слова, они стоят того. Так вот, Данегр, за три недели до преступления вы похитили на кухне ключ, которым открывается дверь черного хода, и заказали такой же у Утара, слесаря, улица Оберкампф, 244.
- Неправда, неправда,- буркнул Виктор,- никто не видел этого ключа... он просто не существует.
- Вот он.
После недолгого молчания Гримодан продолжал:
- Вы убили графиню ножом со стопорным устройством, купленным на базаре Республики, в тот же день, когда заказали ключ. У него треугольное лезвие с бороздкой.
- Все это - детские сказки, Вы придумываете их наугад. Никто не видел ножа.
- Вот он.
Виктор Данегр отшатнулся. Бывший инспектор продолжал:
- На нем - пятна ржавчины. Надо ли объяснять вам их происхождение?
- Ну и дальше?... У вас есть какой-то ключ, какой-то нож. Кто может утверждать, что они - мои?
- Вначале - слесарь, затем - продавец, у которого вы купили нож. Их память я уже освежил. При встрече с вами они не преминут вас узнать.
Его слова звучали сухо, сурово, с убийственной точностью. Данегр скорчился от страха. Ни следователь, ни председатель уголовного суда, ни прокурор не припирали его так крепко к стенке, да и не видели с такой ясностью обстоятельства, которые ему самому не представлялись уже столь отчетливыми.
Он все-таки попытался изобразить невозмутимость.
- Если таковы все ваши доказательства...
- Остается еще вот это. Совершив убийство, вы ушли тем же путем. Но, в середине каморки для платья, охваченный страхом, вы были вынуждены опереться о стену, чтобы не упасть.
- Как вы об этом узнали?- проговорил Данегр, заикаясь.- Никто не может этого знать.
- Правосудие - нет, никому из господ, служащих в прокуратуре, не могла прийти в голову простая мысль зажечь свечу и осмотреть стены. Но если бы они это сделали, на белой известке увидели бы красный знак, очень слабый, но достаточно отчетливый для того, чтобы узнать в нем отпечаток внутренней поверхности вашего больного пальца, еще влажного от крови, которым вы надавили на стену. Вам, конечно, известно, что для антропометрии это один из главных способов установления личности.
Виктор Данегр побледнел еще больше. Долгими месяцами он вел борьбу с целым светом. Но против этого человека, как ему казалось, бороться было нельзя.
- И если я верну жемчужину,- пролепетал он,- сколько вы мне дадите?
- Нисколько.
- Как так! Вы смеетесь! Я отдам Вам вещь, которая стоит тысячи, сотни тысяч, и не получу ничего взамен?
- Получите. Жизнь.
Преступника охватила дрожь. А Гримодан добавил почти нежным голосом:
- Будьте благоразумны, Данегр, для Вас жемчужина не имеет никакой ценности. Вы не можете ее продать. Зачем же ее хранить?
- Но есть ведь скупщики... И в тот или иной день, по той или иной - сходной цене...
- В тот или иной день будет слишком поздно.
- Почему?
- Почему? Да потому, что правосудие опять наложит на Вас руку, на сей раз -имея доказательства, которыми я его обеспечу. Оно получит ключ, нож, отпечаток вашего пальца, и вы пропали, сердечный Вы мой дружок!
Виктор охватил голову руками и погрузился в раздумье. Он чувствовал себя действительно погибшим, причем - безвозвратно; в то же время его охватила огромная усталость, безмерная жажда покоя и отказа от борьбы.
Он пробормотал:
- Когда Вам ее отдать?
- Сегодня же вечером, до часа ночи.
- Иначе?..
- Иначе я отправлю по почте письмо, в котором мадемуазель де Сэнклев рассказывает о Вас все прокурору республики.
Данегр налил себе подряд два стакана вина, которые выпил залпом. Потом, вставая, сказал:
- Оплатите счет и пойдемте... С меня хватит этого проклятого дела.
Наступила ночь. Два человека спустились по улице Лепик и пошли по внешним бульварам, направляясь к площади Этуаль. Шагали в безмолвии. Виктор сгорбился от безмерной усталости.
У парка Монсо он сказал:
- Это - со стороны дома.
- Черт! Вы из него выходили, перед своим арестом, только для того, чтобы отправиться в табачную лавку.
- Мы пришли,- сказал Данегр глухим голосом. Они миновали решетку сада и перешли улицу, на углу которой стояла табачная лавка. Данегр остановился в нескольких шагах от нее. Его ноги подгибались. Он рухнул на скамью.
- Ну что?- спросил его спутник.
- Это здесь.
- Это здесь? Что Вы мне там поете?
- Да, здесь, перед нами.
- Перед нами! Имейте в виду, Данегр, не надо...
- Еще раз говорю Вам, она там.
- Где же?
- Между двумя камнями мостовой.
- Какими?
- Поищите!
- Какими?- повторил Гримодан. Виктор не отвечал.
- Ах так, милейший! Захотел со мною поиграть?
- Нет... Но... Я ведь сдохну от нищеты.
- И ты не решаешься? Хорошо, я--добрый. Сколько тебе надо?
- На что купить трюмный билет до Америки.
- Договорились.
- И стофранковую бумажку на первые расходы.
- Получишь две. Говори.
- Посчитайте булыжники, справа от стока. Она между двенадцатым и тринадцатым.
- У самой канавы?
- Да, ниже тротуара.
Гримодан осмотрелся. Проезжали трамваи, шли люди. Ну и что? Кто бы мог догадаться?
Он раскрыл складной нож и вонзил лезвие между двенадцатым и тринадцатым камнем.
- А если ее нет?
- Если никто не видел, как я нагибался, чтобы ее спрятать, она еще там.
Могла ли быть еще там жемчужина! Черная жемчужина, сунутая в грязь сточной канавы, доступная любому встречному! Черная жемчужина... целое состояние!
- На какой глубине?
- Сантиметрах в десяти.
Он стал рыть мокрый песок. Острие перочинного ножа наткнулось на что-то твердое. Он расширил пальцами отверстие. И увидел черную жемчужину.
- Держи свои двести франков. Билет до Америки я тебе пришлю.
На следующий день "Французское эхо" напечатало следующую заметку, подхваченную вечерними газетами:
"Со вчерашнего дня знаменитая черная жемчужина находится в руках Арсена Люпэна, который отнял ее у убийцы графини д'Андийо. В скором будущем копии этой бесподобной драгоценности будут выставлены в Лондоне, Санкт-Петербурге, Калькутте, Буэнос-Айресе и Нью-Йорке.
Арсен Люпэн ожидает предложения, которые соблаговолят ему сделать по почте заинтересованные лица".
- Так получается, что за преступлением всегда следует наказание, а добродетель вознаграждается,- заключил Арсен Люпэн, раскрыв мне закулисную сторону этого нашумевшего дела.
- Итак, под именем Гримодана, экс-инспектора Сюрте, вы были самой судьбой избраны для того, чтобы лишить преступника всех выгод его злодеяния.
- Вот именно. И должен признать, что это приключение - из тех, которыми более всего горжусь. Сорок минут, которые я провел в квартире графини после того, как убедился, что она мертва, вылились в самые удивительные и глубокие переживания в моей жизни. За четыре десятка минут, увязнув в самом безвыходном положении, я восстановил всю схему преступления и при помощи нескольких улик пришел к убеждению, что виновный мог быть только кем-нибудь из слуг. С другой стороны, мне стало ясно, что смогу завладеть жемчужиной только если слуга будет арестован; и я оставил там пуговицу от куртки. Но для этого требовалось также, чтобы неопровержимых доказательств его вины у правосудия не оказалось, - и я забрал нож, забытый на ковре, унес ключ, оставленный к замке, запер на два оборота двери и вытер следы пальцев с известки в каморке для платья. По моему разумению, это было настоящее озарение...
- Гениальное,- вставил я.
- Гениальное, если угодно, которое не пришло бы, конечно, в голову первому встречному... За две секунды определить две основы нужной мне проблемы -арест и оправдание, воспользоваться могущественной машиной правосудия для того, чтобы загнать ту дичь, на которую я охочусь, в угол, затравить ее, короче -привести в такое состояние, чтобы Данегр, оказавшись на свободе роковым образом попал в ту немудрящую ловушку, которую я ему устроил...
- Немудрящую? Мало сказать! Ведь для него не существовало уже опасности.
- Конечно, никакой. Ибо любое оправдание окончательно и необратимо!
- Бедняга...
- Кто бедняга? Виктор Данегр? Вы забываете о том, что это был убийца. Было бы последний несправедливостью, если черная жемчужина осталась бы у него. Ведь он, подумать только, живет! Данегр живет!
- А черная жемчужина принадлежит Вам. Он извлек ее из потайного карманчика своего бумажника, полюбовался ею, приласкал ее пальцами и взором и вздохнул:
- Кто же тот боярин, тот безмозглый и хвастливый раджа, которому достанется это сокровище? Какой американский миллиардер станет владельцем этого концентрата красоты и роскоши, который некогда украшал белые плечи Леонтины Залти, графини д'Андийо?

-------------------------------------------------------------- отсканированно А.К. по изданию "Семь приключений Арсена Люпэна - взломщика-джентельмена"
Морис Леблан. Черная жемчужина